КОНТАКТЫ

воскресенье, 3 июня 2018 г.

АКТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭТИЧЕСКОГО КОДЕКСА УЧЕНОГО - ИССЛЕДОВАТЕЛЯ, СОЗИДАТЕЛЯ, ИННОВАТОРА, ГРАЖДАНИНА.


Все большее осознание важности, более того – абсолютной необходимости, введения нравственной составляющей во всех виды индивидуальной и социальной деятельности и, прежде всего, в творческой и, неразрывно связанной с ней, инновационной, которые во многом, а то и в главном, определяют направленность и качество развития социума и личности, приводит к ускоренной активизации поиска путей и средств социального и личного нравственного развития. 

Один из наиболее авторитетных специалистов в СНГ и Европе в области качества д. э. н. А.В. Гличев, заметил: «Много лет занимаясь профессионально деятельностью в области качества, начинаешь все острее ощущать и понимать, сколь велико духовное начало в создании качественного продукта и в его эффективном использовании» /1/. 

С другой стороны, ситуацию определяет не только ускоренно-углубленное развитие цивилизации, принимая во внимание ее всеохватный характер и быстро растущую способность радикально изменить-уничтожить сами основы социальной и биологической Жизни, и не кризис, связанный с падением нравов, что было в истории человечества неоднократно. Кризис обусловлен, ускоренным и охватывающим все стороны жизни, все возрасты, все слои населения, включая и творческо-инновационный, и все страны, формированием обильно финансируемой и хорошо организованной антикультуры, созданием, впервые в истории, гигантских, глобальных антисистем и антипродуктов (питания, лекарственных, игровых, художественных и т. д.) с использованием буквально фантастических возможностей современной науки, технологий, организации, связи, финансирования и т д.) Об этой стороне современного развития писали и в наших ведущих газетах /2, 3/. 

Анализируя процесс социального развития и его нравственной составляющей (основанной на развитии и включенности добра, во все социальные и личностные отношения) сошлемся на оценку-мнение А.Швейцера /4/. Отмечая лидерство этического движения в греческой, китайской, индийской и иудейской культурах (и отставание и даже непостижимый застой в материально-политической (у греков) сферах), далее А.Швейцер показывает динамику развития западной культуры. «В культурном движении, начиная с эпохи Ренессанса и вплоть до начала ХIV столетия, силы материального и духовно-этического прогресса действовали параллельно, как бы соревнуясь между собой. Затем, однако, произошло нечто никогда ранее не виданное: силы этического прогресса иссякли, в то время как достижения духа в материальной сфере неуклонно нарастали, являя блестящую картину научно-технического прогресса. Еще в течение десятилетий после этого наша культура пользовалась преимуществами материальных достижений, не испытывая поначалу последствий ослабления этического движения. Люди по-прежнему жили в атмосфере созданной этическим культурным движением, не отдавая себе отчета в обреченности культуры и не замечая того, что назревало в отношениях между народами. Так, наше время, для которого стало характерным бездумье, пришли к убеждению, что культура состоит преимущественно в научно-технических и художественных достижениях и может обойтись без этики или ограничиться ее минимумом (выделено – авт.)». 

Исходную ситуацию, ситуацию ХVIII века, Ф.Шиллер (живя в то время) охарактеризовал, в частности, следующим образом /5/: 

«Общим корнем морального упадка является односторонняя и шаткая философия, тем более опасная, что она прельщает отуманенный разум показной законностью, истинностью и убедительностью, благодаря чему прирожденным нравственным чувствам как раз труднее сдержать ее в границах. 

… современная философия противоречит этому учению. Многие из наших мыслителей сочли себя обязанными изгнать насмешками из людской души это небесное стремление.. 

В рабском сознании своего собственного унижения они вошли в сделку с опаснейшим врагом доброжелательства, эгоизмом, чтобы объяснить явление, слишком божественное ля ограниченных сердец. Они соткали свое безобразное учение из скудного эгоизма и свою собственную ограниченность приняли за мерило творца. … Сам Свифт, доведший порицание глупости до оскорбления всего человечества… даже сам Свифт не мог нанести человеческой природе такой смертельной раны, как те опасные мыслители, которые возводят в систему эгоизм, украшая, со всем присущим им остроумием и гением (выделено – авт.)» 

Думается, что наблюдениям и выводам Ф.Шиллера можно доверять и потому их вполне достаточно, чтобы согласиться с тем, что одной из основных, определяющих причин сначала нравственного запустения, а затем ускоренного развития (вширь и вглубь) антинравственности, антикультуры, является пренебрежение, отсутствие системной полноты в организации социального движения. И, прежде всего, такой важнейшей, неотъемлемой составляющей, как любовь-добро-дружба. 

Это и привело А.Швейцера к радикальному выводу о том, что «сейчас уже для всех очевидно, что самоуничтожение культуры идет полным ходом» /4/. 

И это в условиях, когда «раб природы, человек ощущающий, становится ее законодателем, раз он мыслит; природа, которая господствовала над ним как сила, теперь стоит, как объект, перед его решающим оком» /5/. 

И надо заметить, что как следует из логики инновационного процесса и исторического опыта, ответственность за негативные результаты научного развития, которое формируется из исследовательской и созидающей составляющих, в наибольшей степени, в основном ложится на тех, кто создает социальные системы (технические, технологические, социально-политические или биологические, что сейчас приобретает особенную остроту, актуальность и высокую степень неопределенности, глобальной и личной опасности). Именно инженер, конструктор – созидатель нового(!), становился под свой мост, а врачи, создатели новых лечебных средств, испытывали, в первую очередь, их на себе.. 

Достаточно очевидно, что эта непростая и важнейшая особенность научной деятельности не может быть не учтена. 

В связи с социальной ответственностью необходимо отметить (и учесть в Кодексе) следующее (определяя меру ответственности и значимости социального субъекта, который определяет направление и средства социального движения (развития и совершенствования). 

Дело в том, что научное мышление свергло бога, но вообразило себя творцом человеческой цивилизации, хотя на самом деле было и остается в лучшем случае помощником. 

«Помощником умным и могучим, если ученое сословие достаточно хорошо поняло свою действительную роль в развитии всей человеческой культуры и действительную роль действительно выполняет. 

«Помощником» - в кавычках – в тех случаях, когда его работа начииает руководствоваться ложным самосознанием, т.е. ложным сознанием своей роли и функции. .. В таких случаях научное мышление, оставаясь формально «научным», оказывается соучастником весьма и весьма темных дел и затей, направленных против прогресса, а тем самым и против самого себя… В таких случаях оно и попадает в итоге в ложное положение – в положение не только «соучастника», но и главного виновника, главного преступника и единоличного ответчика… 

…выход состоит в том, чтобы …обрести трезвое «самосознание» - объективное понимание действительной роли, действительных возможностей мышления, а потому и действительных пределов силы науки… 

Прежде всего это означает, что наука (тем более отдельная наука…) вовсе не всемогуща и не всеведуща, а потому не имеет права возлагать на себя все титулы прежнего, опрокинутого бога. На место свергнутого бога не следует водружать нового с такими же атрибутами «всеведения» и «всемогущества». …наука (научное мышление), есть на самом деле не творец и автор всего совершающегося, а лишь образованный референт-ответчик при действительном «творце истории» - при человеке, понимаемом как «совокупность всех общественных отношений», как действительный конкретно-исторический «ансамбль» всех реально живущих, т.е. реально творящих жизнь индивидов (выделено – Э Ильенковым)» /6/. 

Поэтому в этическом Кодексе ответственность за направленность научной деятельности, генерацию и использование ее результатов должна быть отнесена на обоих действующих, определяющих ход и средства хода истории, субъектов истории – науку и социум, общественного человека. А научная деятельность должна быть направлена на поиск законов и возможностей естественной и искусственной природы, на поиск Истины, которая неразрывно связана, и должна быть обязательно связана, с Добром¹. 

. А деятельность ученых должна быть направлена не только на поиск новых знаний и умений, но, и, прежде всего, на поиск Истины, которая не мыслима без второй составляющей – служение добру (знание, умение во имя добра), вместе определяющих нужный в целом интеграл-красоту, способную спасти мир (Ф.Шиллер, Ф. Достоевский, Н. Рерих) 

Причем роль Добра в данный исторический момент, как у нас, так и в мире, имеет первоочередное, базовое и ключевое значение. (Нельзя не помнить, не учитывать постоянно, что тому обществу, человеку, кто не овладел наукой добра, всякая иная наука только мешает, опасна – по М. Монтеню. Особенно в ХХI веке, с его уже действующими и, еще более, создаваемыми технологиями, изменяющими фундаментальные и массовые основы жизни личности, цивилизации, природы и фантастическими личностно-социальными широчайших ресурсами природных, знаний-умений, многотриллионных финансовых средств, зачастую демократически не контролируемых, т.к. находятся в частной собственности, и иных средств). Но Добра – не любого! Добро пассивное, обломовского типа, рожденное в эпоху детства человечества и потому носящее запретительный, а потому пассивный характер, и закрепленное веками в общественном массовом сознании (и подсознании - !?), как основное и единственное², выработало свой ресурс, свое время и уже привело к нравственной катастрофе («нравственный Чернобыль» - акад. Д. Лихачев; «Программа цивилизации провалилась. Совесть потерпела крах»– журнал «Шпигель», Гамбург), к бурно развивающейся антикультуре, расцвету антиидей и угнетению действительного, человечного прогресса. Те5м более, что его идеи, к тому же, не дают порой быстрый и наибольший коммерческий результат). Думается, вполне очевидно, что основной закон, главный принцип нравственной жизни, нравственного развития-совершенствования должен быть активным, объединяющим: «ДЕЛАЙ ДРУГОМУ ТО, ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ ДЕЛАЛИ ТЕБЕ». Конечно не отбрасывая, а включая и начальный принцип, и следующий: «Поступай так…»). И активным, на основе сотрудничества и взаимопомощи (иначе очень многое не сможешь сделать!), в личностном, коллективном, семейном и социальном планах. 

Т.е. служение добру не может и не должно ограничиваться только профессиональной или любительски-увлеченной научно-изобретательской деятельностью. Оно должно опираться, включать более широкий деятельностный и человеческо-организационный фундамент и соответствующую социальную архитектуру. Этого все более требует и 

¹ «Добро – это то, что служит сохранению и развитию жизни, а злом является то, что уничтожает жизнь или вредит ей» /4/ 

²В частности Вольтером, который назвал закон «не делай другому то, что ты хочешь, чтобы не делали тебе» естественным, всеобщим и к которому должны сводиться все остальные правила (!?). 

процесс развития-использования идей, современная требуемая (не действующая) инновационная культура, соответствующая возможностям и ответственности личности, коллективов и социума, их симбиоза, а не разделения. 

Это необходимо, особенно потому, что в погоне за максимальным финансовым успехом (выгодой), а он достигается все чаще за счет отказа от пользы, растет масса и глубина, всеохватность вредных для человека, социума идей, антиинноваций, вредное использование (это начал национал-социализм) возможностей научных исследований и конструкторско-технологических работ, их результатов. Включающих не только продукты питания, лекарственные средства, средства негативного воздействия на психику, мораль, вкусы всех возрастов. Особо опасны, требующие единения научных (творческих), инновационных и нравственных сил, антиидеи /7/. «Через антииидеи прямо и откровенно, без уверток и недомолвок, отрываются мрачные бездны зла, угрожающие духовному, физическому и социальному здоровью человека, перспективы разнообразных нравственных падений, сознательного выбора аморализма, жестокости, эгоизма¹. Антиидеи, раскрывая антигуманистические пути жизни, не предостерегают от них, соблазняют человека моральным своеволием. 

Антиидеи, как цельные мировоззренческие образования, в извращенном виде угадывают основные проблемы и коллизии того трагического распада, который переживает современное сознание, нравственно аппелирует к затаенным инстинктам надломленного человека, развивая в нем эгоистически-злобный, антигуманный активизм, извращая и дезорганизуя его нравственное самосознание (выделено – Э. Ильенковым)» /8/. 

Все очевиднее, что жизнь настойчиво и все жестче требует активного (постоянного), научно-конструктивно организованного, сотрудничества, взаимопомощи творческих и инновационных сил на основе массовой активной нравственной деятельности, обеспечивающей себя за счет реализации инициативных инноваций, к тому же особо нуждающихся в бескорыстной, а то и самоотверженной помощи. 

Такая деятельность, основанная на творческом, поисковом и инновационном сотрудничестве и взаимопомощи, замешанная на бескорыстии и активной нравственности, не нечто инородное, противоестественное. Т.к. инновационная деятельность – важнейшая составляющая и направление деятельности и жизни ученого, особенно его инициативной и любительской составляющей. 

Это связано с рядом принципиальнейших, фундаментальных особенностей, составляющих научной деятельности, научной и личной жизни ученого, организованной науки. 

В связи с субъективно декларируемой научным и политическим руководством Украины, ведущих стран мира и объективно назревшей необходимостью радикально изменить инновационную сферу (базовую технологию, организацию, цели, основные функции), а также в связи с тем, что особенно важна организация и социально-личностное обеспечение инновационной деятельности научной работы, проводимой людьми в науке, инициативно работающими вне (а впрочем, и «внутри») научных организаций, напомним очень важные факты, отмеченные В. Вернадским /9/: 

▲."...ученый-исследователь, живущий чисто научной работой, крупный и мелкий, является одним (выделено - В.Вернадским) из создателей научного знания. Наряду с ним из гущи жизни выдвигаются отдельные люди, случайно, т.е. жизненно-бытовым образом, связывающиеся с научно важным и из соображений, часто науке чуждых, вскрывающие научные факты и научные обобщения, иногда основные и решающие, гипотезы и теории, наукой широко используемые. 

¹Уместно вспомнить, что Ф. Шиллер считал «эгоизм – величайшей бедностью одушевленного человека» и «опаснейшим врагом доброжелательства» /10/. 

Такое научное творчество и научное искание, исходящее из действий, лежащих вне научной, сознательно организованной работы человечества, являются активно-научным проявлением жизни мыслящей человеческой среды данного времени, проявлениекм ее научной среды. По массе нового в этой форме научной мысли, вносимого в науку, и по его важности в историческом итоге эта часть научно построяемого сравнима, мне кажется с тем, что вносится в науку сознательно над ней работающим ученым (подчеркнуто - авт.), что вскрывается сознательной организованностью научной работы. ( Нельзя не отметить, что заканчивая мысль о значимости научного творчества, проводимого вне научных структур, В.Вернадский отмечает и социальную важность для научной организации и ее ответственность за сохранение и использование этого несомненно огромного и чрезвычайно научно,социально и личностно ценного научного продукта - авт.) Без одновременно существующих научной организации и научной среды эта всегда существующая форма научной работы человечества, сихийно бессознательная, исчезает и забывается в значительной степени как это бывало..." /9/. (И более (хуже) того, поисковая активность, как одна из основных черт, свойственных молодежи, и как остаточный огромный творческий и инновационный потенциалы, которыми располагают пожилые, трансфомируется из сферы позитивной поисково-созидательной (научно-инновационно-нравственной) сферы в негативную, потребительско-разрушительную для личности, семьи и социума). 

Тем более важна роль инновационная роль науки, ученых, опирающихся на сознательно организованную научную работу, сейчас и далее, в связи с радикальным возрастанием числа высоко образованных и материально-технически хорошо обеспеченных, социально и творчески активных, но организационно вненаучных коллективов и личностей; 

▲ Особо показал и подчеркнул В.И.Вернадский огромное, неоценимое значение и ведущую роль отдельных творческих личностей, показав и тяжелейшую судьбу пионеров научного развития, родоначальников новых направлений. 

"Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации ученых или сотни и тысячи исследователей, придерживавшихся господствующих взглядов. Многие научные истины, входящие в состав современного научного мировоззрения, или их зародыши проповедовались в прежние века отдельными исследователями, которые находились в конфликте с современным им научным мировоззрением (подчеркнуто - авт.)... 

Истина нередко в большем объеме открыта этим научным еретикам, чем ортодоксальным представителям научной мысли. Конечно, не все группы и лица, стоящие в стороне от научного мировоззрения, обладают этим великим прозрением будущего человеческой мысли, а лишь некоторые, немногие. Но настоящие люди с максимальным для данного времени истинным научным мировоззрением всегда находятся среди них, среди групп и лиц, стоявщих в стороне, среди научных еретиков, а не среди представителей господствующего мировоззрения" /9/. 

В связи с этим особенно важно вспомнить и учесть в Кодексе еще один инновационный аспект, определяющий качество научной жизни и результатов, на который обратил внимание Ф. Шиллер /10/, отметив и показав принципиальную разницу между двумя типами ученых, которые он назвал «хлебные» и «философские» умы, причем не только в личной научной работе, поиске, но и в отношении к результатам других. Т.е в инновационном поведении, в роли инноватора, от которого нередко зависит очень многое. 

Говоря о хлебных ученых («ученый, работающий из-за заработка» - ранее в тексте), он отмечает: «Кто больше их ставит препятствий для назревшей революции в области науки? Всякий свет, зажженный в любой науке счастливым гением, выставляет напоказ их убожество. Они борются с ожесточением, с отчаянием, борются коварно, потому что защищая систему школьных знаний, они тем самым борются за свое существование. Поэтому нет врага более непримиримого, нет товарища по службе более завистливого, нет сеятеля раздоров более усердного, чем ученый ради хлеба… 

Какая огромная разница в сравнении с тем, как действует философский ум! С той же тщательностью, с какой ученый ради хлеба, обособляет свою дисциплину от других, первый стремится наоборот, расширить область своей науки и восстановить связь ее с прочими науками… Философский ум соединяет то, что разъединяет ученый для хлеба… 

…даже…, если новое явление в области природы, вновь открытый закон в физическом мире опрокидывает все его научное построение, то любовь к истине у него всегда выше, чем любовь к своей системе, и он охотно заменит прежнюю дефектную систему новой и более совершенной. 

Никто не является более справедливым судьей чужих заслуг, чем философский ум.(выделено – авт.) Он достаточно проницателен и талантлив, чтобы использовать работу другого, и в тоже время он достаточно беспристрастен, чтобы ценить даже самого скромного деятеля науки. …В его творческих руках малое становится великим, потому что перед его глазами всегда стоит то великое, которому он служит… Где бы он не находился и чтобы он ни делал, он всегда в центре целого. Как бы ни отдалял его предмет занятий от его остальных коллег, он всегда остается им родственным и близким благодаря гармоническому творчеству своего разума; он встречается с ними в сфере, где находят друг друга все светлые умы» 

Более того, нельзя не отметить чрезвычайно важную особенность современной ситуации, отмеченную И.Пригожиным: "...сложные системы обладают высокой чувствительностью по отношению к флуктуациям. Это вселяет в нас одновременно и надежду, и тревогу: надежду на то, что даже малые флуктуации могут усиливаться и изменять всю их структуру (это означает, в частности, что индивидуальная активность вовсе не обречена на бессмысленность /подчеркнуто - авт./); тревогу - потому что наш мир, по-видимому, навсегда лишился гарантий стабильных, непреходящих законов. Мы живем в опасном и неопределенном мире, внушающем не чувство слепой уверенности, а лишь чувство умеренной надежды..."/13 /. 

Ситуация сложилась очень не простая, чрезвычайно сложная, отличающаяся особой противоречивостью, трудностью восприятия, обусловленной непривычно большой и разноплановой, разнородной инновационной емкостью, освоение которой нужно для системно полного, конструктивного и прогрессивного освоения и решения проблемы. Она, в частности, характеризуется следующими факторами: 

- «…следует создавать институциональные и информационные возможности духовного раскрепощения творческих личностей, условия сохранения и активизации новых идей, имея в виду, что современная цивилизация становится все более чуткой к флуктуациям в социальной, экономической и экологической сферах» /14/; 

- многоплановой и многофакторной необходимостью поиска решения на основе синтеза генерируемого одновременным научным и конструктивным поиском в области, образуемой обычно малосвязанными сферами науки - социологии, технологии, активной этики, философии, неологии. А непосредственно принимающие участие и нужные для успешного развития этого процесса ученые, весьма далеки по своим научным интересам, взглядам. 

«Интегрируя» и придавая стратегически решающее значение инновационной культуре, как состоянию высокой восприимчивости людьми новых идей, их готовности и способности к поддержке и реализации новшеств, представляется несомненным, что в Кодексе совершенно обязательно должен быть раздел, определяющий позицию ученого, как человека, работающего с идеями и наработками иных людей, организаций, стран, т.е. как ИННОВАТОРА. 

Исторический опыт показывает исключительную важность мировоззрения для развития цивилизации, науки. Особенную, ключевую роль оно играет сейчас, в эпоху фундаментальных и быстрых (т.е. быстрее, чем исследуются возможные чрезвычайные последствия разрушительного, опасного характера) перемен во всех сферах Жизни. 

Мировоззренческой основой организации, ведения и оценки творческой и инновационнно-нравственной деятельностей ряд столетий был гуманизм. 

Развиваемые в течение многих веков наука, социальная практика и этическая культура позволили лучшим умам и душам человечества¹ поднять гуманизм (находящийся на этапе антропоцентризма), его лучшую составляющую, до уровня антропокосмизма (по терминологии Н.Холодного /11/) 

Этот переход по существу означает переход от эпохи, когда: 

- «человечеству приходилось на каждом шагу вести ожесточенную борьбу с враждебными силами природы, чтобы обеспечить себе нормальную и здоровую жизнь и поэтому, естественно, наивысшую оценку получало все то, что облегчает эту борьбу, ведя к овладению природой, к подчинению ее сил воле и разуму человека; 

- «господствовало убеждение в том, что человек по своему происхождению и по своей природе есть существо особого рода. Высшее, отделенное непереходимой границей от всех других живых существ. И основанное на этом убеждении переоценка значения человека в мироздании, доходившая иногда до абсурдного утверждения, что все в мире создано для удовлетворения его потребностей и прихоти, как царя и властителя природы. Конечно, в свое время это сыграло положительную роль как мировоззрение, в значительной мере освободившее человека от подавляющего страха перед силами природы. Следовательно, некоторая переоценка практических достижений науки, характерная для этой эпохи, представляет собой естественное, хотя и временное явление»/11/. 

К эпохе антропокосмической, основные черты миропонимание и мироощущение которой выглядят, в частности, следующим образом /11/: 

- человек перестает быть центром мироздания. Он становится одной из его органических составляющих частей, не пользующейся никакими привилегиями.(Если человек есть центр Вселенной – антропоцентризм – то для него естественно ставить превыше всего свои личные интересы. Так возникает эгоцентризм, многократно усиливший естественный (зоологический) эгоизм особи, в процессе эволюции человека и человеческого общества постепенно перерастая в эгоизм семьи, рода, класса, пока не нашел своего завершения в эгоизме нации). Себе остается, как высшая награда, радость творчества, инновационного развития, душевное тепло и радость творения добра, сознание исполненного долга, уверенность в том, что его усилия в какой-то мере, хотя бы и ничтожной, способствуют движению вперед его народа и всего человечества, а, стало быть, и эволюции космического целого (по мысли Л.Н.Толстого самое короткое выражение смысла жизни такое: «мир движется, совершенствуется; задача человека – участвовать в этом движении и подчиниться и содействовать ему»); 

- для антропокосмиста существенно отличается и характер внушаемых им основных побуждений к деятельности как интеллектуальной, так и физической. Главное для всякой отрасли человеческого труда не его личный успех, а торжество того дела, которому он служит. Чужому успеху, полезному для этого дела, он радуется не меньше, чем собственному. Ему чужда зависть и ревность, постоянно отравляющие сознание антропоцентриста. Для него на первом месте всегда служение общему делу, той или иной высокой объективной цели, тогда как для антропоцентриста всякое дело интересно и важно лишь постольку оно служит его личному преуспеванию, способствует возвеличиванию его «я». Т.е. совершается переход от парадигмы царя (Властелина Земли, господина) со свойственной ей методологией собственного возвеличивания за счет уничтожения, унижения других (по Геродоту, свой метод управления продемонстрировал царь Египта Амасис посланцу Поликрата, уничтожением лучших колосков во всем поле) к парадигме, обеспечивающей подъем вместе и благодаря подъему других, расширяя т.о. фундамент, опору развития, его устойчивость, подпитку другими идеями и соблюдение важнейшего принципа необходимого разнообразия; 

¹Новое мировоззрение, которое в корне отрицает основные положения антропоцентризма, получило свое начало в трудах Коперника и Дарвина, а затем было развито, в частности, трудами Вернадского, Холодного, заложивших, т.о., основы антрокосмизма. 

- психологически разница между антропоцентризмом и антропокосмизмом выражается в том, что первый сосредотачивает главные усилия ума на человеке, как центральной фигуре мироздания, оставляя в тени то, что его окружает, тогда как второй, наоборот, стремится более или менее равномерно осветить светом весь космос. 

Попытка «познать себя» путем самоуглубления, отрешения от окружающего признаются не достигающими цели: к самопознанию нет иного пути, кроме того, который ведет к познанию Вселенной. 

Но антропокосмизм (об этом свидетельствует и само слово) нельзя упрекнуть в недостатке внимания к человеку. Пользуясь выражением Дарвина, можно сказать, что человек остается «чудом и славой мира». Разница в данном случае заключается в том, что антропоцентризм в своей оценке человека субъективен, а второй старается к наибольшей объективности; 

- антропокосмизм, в отличие от антропоцентризма оптимистичен. Его философия – философия света и радости. Антропоцентрические представления об исторических судьбах человечества проникнуты глубоким пессимизмом. Они отрицают наличие и возможность каких-либо существенных прогрессивных изменений в умственных способностях и в нравственности человека в течение его исторического существования. Исходя из этого, антропоцентризм считает неосновательными надежды на коренное усовершенствование интеллекта и нравственной природы человека в будущем, антропоцентризм черпает и теоретическое обоснование характерного для него консерватизма в вопросах общественной жизни и международных отношений. Формула – «так было, так и будет» - может служить этой, ставшей убогой философии. Ее выдвигают, когда хотят доказать бесцельность борьбы за коренную перестройку господствующих социальных отношений»/11/. Это неверие и вслед за ним не видение (социальный дальтонизм) и неспособность воспринимать творческие результаты, которые могут обеспечить социальный прогресс, прогрессивное развитие большинства людей и социума, приводят, в конечном счете, к отказу от творческого поиска, инновационного развития и использования методов, социальных технологий и систем, способных решать эти коренные и ставшие чрезвычайно актуальными задачи интеллектуального и нравственного развития. 

Конечно. антропокосмизм мало известен большинству ученых даже в Украине. Хотя его основы более всего разработаны именно украинским ученым и наш долг, перед страной и миром, всячески способствовать, развивать и в наибольшей степени использовать это высокое (высшее на данный момент!) достижение мысли и духа, полученное Н. Холодным, очень важные и нужные сейчас результаты. 

Поэтому мировозренческой, концептуальной основой может быть и должен быть только антропокосмизм, по сути и в духе разработанном Н.Холодным! 



ЛИТЕРАТУРА 

1. Гличев А.В. Качество и духовность. Прикосновение к проблеме//Созвездие качеста '2000. Международный проект.- Сборник докладов.- Ч.1 Профессионалы качества СНГ в Киеве. - Украинская ассоциация качества.- К., 2000 

2. Цибуляк А. ГЛОБАЛIЗАЦIЯ: руйнiвна сила антикультури//Урядовий кур'єр.- 20.07.07 

3. Меньшикова И. «МАНЬ! ТАК БОЛЬШЕ ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ!» или идеализм как высшая форма материализма.- Зеркало недели.- №35.- 22.09.07 

4. Швейцер А. Культура и этика.- М., 1973.- 343с. 

5. Шиллер Ф. Философские письма //Статьи по эстетике. т. VI. - Гослитиздат.- 1950.- С.25-47. 

6. Ильенков Э.В. Философия и культура.- М.,1991.- 464с. 

7. Джелали В.И., Гавриленко С.И. Инновационная деятельность и универсальная ответственность эксперта// Винахiдник i рацiоналiзатор.- К., 2009.- Ч.1.- №5.- С.18-25; Ч.2.- №7.- С.4-11. 

8. Титаренко А.И.АНТИИДЕИ. Опыт социально-этического анализа.- М., ИПЛ.- 1976.- 308с. 

9. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление.- М.,1991.- 271 с. 

10. Шиллер Ф. В чем состоит изучение МИРОВОЙ ИСТОРИИ и какова цель этого изучения// Исторические работы.- Собрание сочинений.-т.VII.-М.-Л..- АСАДЕМIА.- 1937.- С.595-612. 

11. Холодный Н.Г. Избранные труды. Мысли натуралиста о природе и чнловеке.- К., Наукова думка.- 1982.- С.139-206. 

12. Джелали В.И., Кулиниченко В.Л. Антропокосмизм Н.Холодного -мировоззренческая основа концепции современной инновационно-нравственной деятельности//ХII Международная н.-пр.конф. «Проблемы и перспективы инновационного развития экономики.- К.- Х.- С..- 2007.-С.194-199. 

13. Пригожин И.Порядок из хаоса.- М., 1986.- Прогресс.- 431с. 

14. Роль международных организаций в развитии общеевропейского научно-технического пространства//Материалы межд.симп..- К.,2001.-С.325


Джелали В.И. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий